вторник, 18 августа 2015 г.

Удивительный цветок

Удивительный цветок

(о прекрасном в природе)

В ботаническом саду я увидел необыкновенный цветок. Это было некое мексиканское растение, цветы которого имеют весьма сложное соцветие. Позже я узнал, что это была разновидность пассифлоры. Удивительный цветок сочетал в себе множество красок, был многослойный и чем-то напоминал мексиканское сомбреро. По человеческим меркам это было настоящее произведение искусства, по крайней мере, на произведение прикладного искусства цветок точно тянул – настолько выстроенным, симметричным и привлекательным он был.
Я стал размышлять, для чего этот цветок настолько сложен и привлекателен, какая сила заставила его стать таким и, наконец, главное – дело только лишь в моем восприятии этого феномена или само растение «предполагало», что его будут видеть и поэтому, учитывая возможность своего созерцания, учитывая будущую рецепцию, учитывая предполагаемое сознание, сделалось постепенно именно таким, привлекательным для восприятия? Наконец, для кого, для какого именно сознания формировала природа свое дитя?


Обладает ли растение сознанием? Очевидно, что нет. Органов восприятия мира в цветах, звуках, ароматах у него тоже нет. Не только в человеческом смысле в растении нет сознания, но и в смысле какого-нибудь жука, активно реагирующего на окружающий мир, имеющего в природе своих естественных врагов и своих «друзей», наделенный инстинктом самосохранения, продолжения рода, приспосабливающегося к миру. В жуке ситуация общения существа и бытия, его окружающего, существа и других существ видна яснее, ярче.
А в цветке это все трудноуловимо. Цветок на этом фоне выглядит бледно. Но для чего же его сложная красота? Возможно, тот же инстинкт самосохранения и продолжения рода заставляет его быть привлекательнее для насекомых-опылителей, тот же естественный отбор заставляет выделяться на фоне других экзотических для нас цветов – ароматом (хотя у цветка нет обоняния), красками (хотя растение не обладает зрением). Есть, по-видимому, и другие способы обозначить свою уникальность и активное присутствие в мире. Лишенный восприятия и сознания цветок каким-то образом учитывает опыт восприятия тех существ, у которых есть зрение, обоняние и т.п., учитывает то, что является зачатками сознания. Растение направлено на сознание, его природа интенциональна. По большому счету – это ведь тоже зачатки сознания, рождающегося в диалоге всего живого.
Возможно, живое по своей сути отличается от неживого не обменом веществ, а в первую очередь именно этой направленностью на сознание другого живого, возможностью общения,  даже на уровне одноклеточного организма. Не продолжение рода, не самосохранение, не тяга к власти и т.п. – а внутренняя сила поиска другого сознания (в широком смысле), другой жизни ведет все живое и отличает его от неживого. А обмен веществ и инстинкт размножения только следствия этого чисто духовного начала.
В цветке сознание, дух общения, дышит столь же отчетливо, как и в человеке. С меньшей интенсивностью выражения, но с не меньшей определенностью главного вектора своего существования.
В свете этих мыслей не будет лишним и вопрос – а почему же именно мне (человеку) цветок показался необыкновенным, привлекательным, красивым? Я же не собираюсь его опылять, мое чувство незаинтересованное, почти как чистое созерцание произведения искусства. Учитывал ли цветок человеческое сознание в своем саморазвитии, хотел ли он быть красивым по эстетическим меркам, двигался ли он навстречу столь развитому сознанию, каковым является человеческое или, опять же, дело только в нашем восприятии явления? Свойственно ли цветку «эстетическое чувство»?
Думаю, что то, что человеку кажется прекрасным – вернее само эстетическое чувство – одно из наиболее ясно очерченных территорий общения живого. «Чувство» это цветку не чуждо. В каком-то порыве к абсолютному, в инстинкте общения, в инстинкте существования выявляется это ощущение прекрасного. Человек и цветок в этом отношении к красоте существуют в одной плоскости, на территории живого.

Комментариев нет:

Отправить комментарий